glockmeister (glockmeister) wrote,
glockmeister
glockmeister

Повторенье - мать ученья

Оригинал взят у oswald_lh в Повторим еще раз. Социальные и психологические факторы массовых убийств.
В последние годы в США и странах Западной Европы значительно увеличилось количество случаев массовых убийств граждан, совершенных лицами с суицидальными наклонностями в общественных местах с целью создания громкого публичного резонанса. Большую озабоченность вызывает отсутствие тенденции к снижению частоты совершения указанных преступлений.

Характер преступлений - проводимый смертником в одиночку после длительной подготовки, одноходовой, реже успешный двухходовый, диверсионно-террористический акт с применением огнестрельного или холодного оружия, взрывных средств, иногда – автотранспорта. В качестве жертв преступления обычно выбираются находящиеся в одном месте случайные лица, с которыми убийца не знаком вообще. Также часто атака производится на знакомых убийцы или его коллег по работе, с частью которых преступник знаком, и, в таком случае, желает отомстить своим жертвам персонально. При любом сценарии, перед возможностью появления посторонних жертв, преступник обычно не останавливается. Финальная цель преступления, не всегда успешно достигаемая убийцей – максимально заметное самоубийство в общественном месте.

Идеологическая или религиозная мотивация преступления обычно носят ложный характер. Перед совершением своего злодеяния, преступник распространяет через компьютерные социальные сети свое «завещание», имеющее признаки индивидуальной психопатической сверхценной идеи. Цель завещания - объяснить причины совершенного, вызвав к своей персоне и ценностям сочувствие и понимание у максимального числа читателей.

При выполнении преступления, убийца пытается сохранять внешние героические признаки «настоящего воина», например, одевает полицейскую или военную форму, одежду типичную для бойцов подразделений специального назначения. Часто это делается в целях получения тактического преимущества при совершении преступления, однако явно всегда имеет место элемент самолюбования, т.е. попытка покончить с собой максимально, с медийной точки зрения - «красиво».

Большинство преступников – мужчины в возрасте от 16 до 60 лет, гражданские лица, всех рас и вероисповеданий, не имеющие при этом специальной подготовки. Объединяющие психологические признаки – отсутствие успешной карьеры и увлечений, низкий уровень социальной адаптации, ограниченные умственные способности, неполноценная половая или семейная жизнь, часто воспитывались в детстве в неполной семье только матерью.

Поскольку обсуждаемые акты совершаются обычными людьми в одиночку, без привлечения сообщников, а идеологическая составляющая преступления носит заведомо ложный характер, агентурные методы предупреждения таких преступлений неэффективны. Вместе с тем, не должны игнорироваться любые опасные заявления, сделанные через электронные СМИ, а любые призывы или угрозы совершения преступления указанного типа, должны отрабатываться максимально внимательно.

Попытки уговоров, мотивирование или давление на моральные и семейные ценности преступника успеха обычно не приносят, поскольку конечной целью является суицид, и ответственности за совершенное злоумышленник не боится. Выявление потенциально опасных лиц с суицидальным наклонностями медико-психиатрическими методами, невыполнимо, ибо большинство экспертиз позже подтверждают дееспособность преступников в момент совершения преступления. Более того, не редки случаи совершения массовых убийств военными, медиками, сотрудниками правоохранительных органов – т.е. категориями граждан, регулярно проходящими специальные проверки и медкомиссии.

Ограничение средств исполнения преступного замысла также труднореализуемо. В частности, ограничения на оборот оружия не оказывает существенного снижения количества таких преступлений. В странах, где существует тотальный запрет на оборот гражданского огнестрельного оружия (Китай, Япония) аналогичные преступления совершаются хозяйственно-бытовыми предметами, от кухонных ножей, до угнанного автотранспорта. Заметим, что с распространением в США так называемых gun-free зон, то есть общественных мест, где законопослушным гражданам запрещено ношение личного оружия, все больше подобных случаев происходят именно в таких зонах, поскольку шансы преступника встретить вооруженный отпор со стороны своих жертв – минимальны. Отсюда можно сделать вывод, что запреты и ограничения на оборот оружия в большей степени играют на руку преступникам.

Как сказано выше, каждый случай массового убийства получает широкое освещение в прессе. В виду высокой злободневности, такой поступок преступника внимательно изучается, проводятся исследования личности совершившего убийства. Все это создает у обывателя ошибочное ощущение якобы «героизма» и «мученичества» совершившего преступление. Если обратить внимание на преступления крайних лет, то можно заметить, что любое, даже самое нелепое беспричинное убийство двух и более лиц, совершенное в общественном месте человеком с суицидальными наклонностями, всегда подробно отрабатывается прессой. То есть преступники практически гарантированно достигают поставленных целей, а, следовательно, причин для снижения количества таких преступлений в будущем – не наблюдается!

Единственным разумным способом противодействия указанным преступлениям представляется участие пресс-служб правоохранительных органов и государственных СМИ в освещении событий в необходимом свете. Это позволило бы изменить характер общественного резонанса по совершенным актам, что сделало бы совершение новых преступлений такого типа, максимально непривлекательным для потенциальных самоубийц.

В результате изучения материалов по нескольким десяткам случаев подобных преступлений, можно сформулировать следующие рекомендации по освещению таких событий в прессе с целью снижения вероятности повторения и копирования уже совершенных массовых убийств:

1. С момента совершения очередного преступления, необходимо начинать интенсивную контрпропагандистскую работу по дискредитации личности преступника. Типовые психологические проблемы убийцы (например, неудачник, сирота, бездарь и т.п.) необходимо экспертно преподносить в прессе в максимально унижающем контексте, с целью исключения добровольной самоидентификации аналогичных личностей с уже совершившим такое преступление.

2. Нужно давать независимую оценку совершенного преступления, указывающую на малозначительность и тривиальность данного случая. Следует воздержаться от обещаний скорого выявления виновных, поскольку желание карать в ответ, в первую очередь, свидетельствует о растерянности и неготовности Системы. Даже если представители «свободных» СМИ вещают обратное, акцент правоохранительных органов на заурядности совершенного преступления, снизит привлекательность попыток повторения. Также следует избегать сравнения масштабов различных совершенных преступлений такого типа, чтобы не провоцировать потенциальных убийц к соревнованию по количеству убитых.

3.Следует минимизировать публикации внешнего вида убийцы в привлекательном свете – с оружием, в форме, в процессе совершения преступления, т.е. «на коне». Преступник должен изображаться не такой личностью, с которой желательна самоидентификация, а показываться непривлекательным мертвым телом, либо сведенным до уровня животного пленником. Следует опровергать любые сообщения о каких-то особых навыках и подготовке, которыми якобы владел убийца, поскольку, во-первых, это обычно не соответствует действительности, а во-вторых, также делает повторение такого убийства привлекательным для других патологических личностей.

4. Категорически контрпродуктивно предоставлять задержанному убийце трибуну, давая возможность выступить на суде, либо публикуя его «завещание». Многие психопаты мечтают именно о своих «15 минутах славы», и предоставление убийце возможности высказаться может оказаться отдельным фактором для копирования известных преступлений. Крайне желательно максимально оперативно добиваться включения завещания преступника в перечень экстремистских материалов, с целью затруднения распространения таких документов.

5. Логично наказывать, хотя бы путем общественно порицания, родителей и родственников убийц. Акцентировать внимание на этих страданиях близких. Как пример, родители очередного преступника должны в прессе не жаловаться на то, как их хороший сын стал жертвой черствости окружающей действительности, а прилюдно проклинать тот день, когда родили такого ребенка! Потенциальный убийца и суицидник должен понимать, что совершив преступление, он не получит, ни любви, ни призвания со стороны тех, кто ему дорог.

6. Необходимо максимально очеловечивать образы жертв преступления. Создавать привлекательные портреты и истории людей, погибших от рук преступника. В случае успешного оказания сопротивления убийце, максимально акцентировать внимание общества на героизме простых людей, спасших многие жизни. По возможности награждать любых лиц, не испугавшихся убийцы, смещая на них позитивное внимание прессы.

7. По истечении разумного срока актуальности новостей о совершенном преступлении, сводить к минимуму комментарии по уголовному делу и судебному процессу, не создавая новых упоминаний о событии. В случае пожизненного заключения выжившего преступника, возможно освещение условий его существования.

</div>
Tags: заметки на полях
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment