glockmeister (glockmeister) wrote,
glockmeister
glockmeister

Мысли цвета "Мультикам", ч. 2

Оригинал взят у berserk711 в Мысли цвета "Мультикам", ч. 2


Здесь, я вспоминаю рассказ одного из «разочаровавшихся».
Как тяжело бывшему «спецу» выехать за границу все знают. Но вот человек преодолел все преграды и скопил немного денег. Он долго тренировался – кое-что ему посоветовали в режиме «он-лайн» на сайте инструктора из элиты Российского спецназа, в частности, хват автомата. И когда на одном из турниров, проводимым NRA, он взял автомат этим хватом, то услышал взрыв гомерического хохота.
Когда оправдываясь, он сказал, что хват-то этот, собственно, придуман вашими знаменитыми инструкторами,  ему рассказали, что имена тех, кого он назвал инструкторами, в Америке считают просто клоунами.
Да как же так? А у нас народ воюет… фотографируется…



Вопросы внешнего подражания обычно парируются тем, что в «импорте» удобней и теплее и суше. Здесь не поспоришь. Однако это касается далеко не всего. Зимняя и горная экипировка – на уровне. Летняя, повседневная – кошмар.
Ashampoo_Snap_2013.12.12_21h15m02s_004_
Форма и вооружение наталкивают на мысль, что это подданные Её Величества – так называемые «Чёрные команды», которые работают только по «первым лицам» и состоят из бойцов нескольких ведущих государств. Все очень охотно перенимают внешний вид, забыв о преданности государственным интересам, что отличает их от остальных, и том факте, что это именно среди их ветеранов самый высокий процент суицида. Как видим, внутренне содержание примерить желающих нет

Попробуйте заказать себе хороший дорогой комплект, если у вас обхват груди 120 см, рост 180 см, длина ноги 98см и талия 90см. Это обычная русская комплекция – рослый, широкоплечий. А они в ответ пишут, что это нестандартные размеры – надо очень долго искать по складам. Это в частности ответ компании «Блэкхок» одному из бойцов. Но, если ты маленький, пузатый и с огромной «пятой точкой» – проблем нет: любые цвета и оттенки. Соотношение длины ноги к обхвату талии у них очень странно отражается на покрое: длинные тонкие ноги при неестественно широком поясном обхвате.
Легенда про расцветку «мультикам», которая плохо или почти не видна в приборы ИК диапазона, так же рушится как карточный домик, если прибор ночного видения дать в руки бойцу, который не знает, что смотрит на «мультикам».
«Мультикам» при таких условиях становится отчётливо виден. Это происходит, видимо потому, что вступает в силу принцип дополнительности Нильса Бора, при котором исследователь – неотъемлемая часть познавательной ситуации, а иначе как объяснить, что сам хозяин «мультикама» не может его разглядеть даже с 30 метров. Смотрит прямо на него, заметьте, не в сторону, а на него и не видит! При этом если вывести на поляну ещё нескольких человек в разной форме – отличить один тип раскраски и ткани от другого невозможно. Почему он его не видит? Ответ звучит убийственно:  «Потому, что жалко денег и стыдно». Тому, кто ничего не платил – видно.
Разные хваты, обсуждения первенства применения этих хватов, тематическая одежда, ветераны Ирака, чемпионы мира, секретные центры, состоящие из ветеранов, кого только не встретишь рядом со спецназом. Ребята, а что вы здесь забыли? Хотите послужить Родине – подписывайте контракт.
Современный инструктор, очень хорошо понял только одно: что именно и по какой цене можно продать.
Они пишут письма в Министерство Обороны, ставя в верхнем правом углу эмблемы своих «супер» учебных центров, каких-то там команд, придумывают этикетки и эмблемы.
Предлагают свои, более современные, более убойные и, конечно же, неповторимые методики. И при этом, не имеют ни малейшего желания служить Родине. Все они, когда-то бросили армию, или вообще, даже не служили. Перед бойцами разыгрывается психологическая драма, которую можно «втюхать» вместо несуществующей личной харизмы. Эти люди, напоминают собой макрофаги спецназа – такие тела, которые перемещаются из подразделения в подразделение, без препятствий, поглощая собой весь методический мусор. Когда я их вижу, как они подходят чтобы что-нибудь спросить, мне кажется, что сейчас мне будут предлагать «билет от конца света» в бункер, за двести баксов. Но они спрашивают другое: «Есть что-нибудь в электронном виде?»
О, да! Конечно, есть! Есть запись, где картавый американец с перекошенным ртом плохо стреляет из Румынского АК и говорит, что это хоть и надёжный автомат, но уж очень он не сбалансированный и неточный. У кого сегодня нет этой записи? Там «инструктор», стреляет, уперев АК в землю магазином! Представляете, какой подброс ствола в момент выстрела? И именно момент выстрела показан со спины. А там, где они стреляют из «Кольтов» М4А1 патронами с низкой энергией – поменьше. На что только не пойдёшь ради денег? Стоит ли винить в этом американца? Он классный парень – движения не хитры, но как одет?! Иногда, бывает задумаешься, и вздрагиваешь – кажется, что вот только что этот паренёк прошёл рядом – присмотришься, вроде нет – свои. Внешнее подражание – начало очень плохих перемен.
Это попытка взять то, что взять легче. Это сознательный уход в недоразвитость и признание собственной никчёмности. Это самая примитивная из всех подмен и фрустраций. Механика здесь такая.
Образ бойца, которому, всё, что требовалось для уничтожения врага – это автомат и злость, подменяется на бойца, которому, чтобы разозлиться и убить, надо очень много всего современного – без этого священная злость не приходит – он как «берсерк», но без мухомора. Как вы думаете, почему наши зарубежные «коллеги» наладили целое производство фильмов про то, какой плохой автомат АК? Да всё очень просто – их последние 70 лет убивают из этого автомата на всех континентах! Идеологически они почти уже добились цели – в МО была попытка начать закупку импортного вооружения.
Появились какие-то Московские экспертные группы, давшие заключение о плохой кучности боя из АК автоматическим огнём. Этим «экспертам» можно посоветовать почаще бывать на работе и ездить в командировки, чтобы разглядеть, что кучность отличная, а не смешить гражданских ужасами войны и убитыми террористами.
Я точно помню, что не так давно, обычным людям, для того, чтобы побеждать не нужны были футболки с рисунками витязей «кладущих живот за други своя». Ненависть к противнику выражалась в презрении его настолько, что «духами» просто пренебрегали – брезговали и презирали их. Никто не заучивал их фамилии и не запоминал названия населённых пунктов – все эти фамилии и клички вызывали отвращение, и в коллективах их даже не упоминали. Именно поэтому, бойцы просто вбегали и брали их, не ставя их в расчёт, а не потому, что они не знали тактики или не умели «медленно» входить, и «обрабатывать» углы. Всё умели.
Просто раньше, этот метод назывался «штурм». Это было круто – взять тёплым.
И за идеологией следили – не было потребительского, купеческого подхода. Не зря отделы кадров отбраковывали тех чекистов, у кого родственники работали в торговле. Потребительский подход ставит выше тех, кто имеет больше. Больше денег, большую должность, высшее звание. Умнее тот, кто занимает более высокую должность – вот и вся методика.
Именно это явление из области свойств характера человека, стало основным тормозом развития стрелковой мысли.
Ashampoo_Snap_2013.12.12_21h14m46s_003_
Это апофеоз – наши Американские друзья. Только белые! Каждый окончил колледж! Если ты не выглядишь, хотя бы приблизительно так, ты человек наполовину. Есть инструкторы, которые очень близки этим стандартам. Напомню так же, что это именно они каждые 52 часа убивают себя путём повешенья, самовыстрела и самосброса с высоты. Вывод: как бы ты не нарядился – тебе всё равно страшно и ты всё равно смешной. И, вернувшись «с войны», если ты не реализовал потребность в общем восхищении – ты вешаешься

Есть ещё один, очень тревожный сигнал. Я лично много раз сталкивался с тем, что методический материал оценивался высоко, и в то же самое время, мне говорили, что для того, чтобы он был опубликован, автором должен быть «уважаемый человек», а инструктор, в лучшем случае – соавтор.
Право быть умным монополизировано, причём далеко не умными людьми. Читатель уже понял, что ни одной методики так и не вышло. А зачем?
Ещё одной причиной, как мне кажется, по которой инструкторское сообщество держит методики «в столе», это тот факт, что после опубликования, она может получить гриф секретности, и на пенсию с собой уже ничего не возьмёшь. Преподавать по своим же методикам не будешь иметь права.
Завершая теоретическую часть, надеюсь, что выше я очень подробно описал психотип «инструктора». Как только встретите такого в подразделении – гоните его к выходу – это богоугодно.
Рассматривая практическую сторону данной статьи, я бы хотел предложить несколько правил выбора и работы с инструктором, соблюдая которые вы гарантированно убережётесь от некачественного методического материала.
Ashampoo_Snap_2013.12.12_21h14m27s_002_
Это не «адова неделя» – это пластилиновая страна. Так выглядят люди, которые не знают что такое «мультикам» и самосброс бронежилета – это они побеждают во всех войнах последние две тысячи лет. Их опыт – основа любой «живой» методики, без всяких эпитетов

Первое. Это критерий оценки работы инструктора.
Вы должны чётко знать, что вы хотите видеть на «выходе». У вас должны быть очень точные «линейки» и «приборы», которыми вы измеряете полезность его работы.
Следовательно, в вашем подразделении уже должны быть критерии эффективности огня – вы должны знать, чем они обусловлены, на каких дистанциях, какой плотностью или точностью. У вас должна быть самая подробная статистика применения стрелкового вооружения согласно специфике выполняемых вашим подразделением задач. Должны быть свои критерии контроля именно процесса огневой подготовки.
Ознакомившись со всем этим, инструктор принимается за работу. Он объясняет вам, чего он хочет добиться. Это может быть вработка во временные ограничения, или точностные – при данном уровне стрелкового мастерства подразделения. Инструктор должен провести «входной контроль» – он должен понять: где он, для чего и кто перед ним. Ему необходимо знать время, которое есть в его распоряжении, количество боеприпасов и людей – так он выбирает наиболее эффективный методический подход. После всего этого он определяет пределы, в которых будет работать. И эти пределы вам должны быть ясны.
Второе. Любой приезжий инструктор, даже если он ведомственный, приступает к работе только после того, как у вас на руках приказ о проведении стрельб и никак не раньше.
Я объясню почему. Кем бы он ни был – он не отвечает за безопасность. За любой «самострел» отвечаете вы и только вы. Ваше руководство не может отдать приезжему никакого приказа – он не их подчинённый. Если же у вас в гостях гражданские инструктора, и они работают с вашим боевым оружием и вашими людьми, то здесь я не могу ничего посоветовать.
Инструктором может быть только человек под погонами.
Инструктор – это офицер, в распоряжении которого куча оружия, тонны боеприпасов, постоянные сборы и очень интенсивный тренировочный процесс. Инструктор – это человек, который использует ведомственные мощности, административный и командный ресурс своих командиров и всё это не по ходатайству, а легитимно. Инструктор – это офицер, за которым стоит организация. Это, к тому же, человек с допуском к работе с секретными источниками, со специфическим кругом общения и ведомственным моральным приоритетом.
Это человек, который получает зарплату. Остальные делятся на три основных и часто встречающихся типа.
Первый – это клоуны (много и умно говорят и совершенно не умеют стрелять).
Второй – это шарлатаны (в отличии от первых, освоили несколько стрелковых трюков).
Третий тип – отделён от первых двух пропастью. Это инструкторы типа «Петров».
Это люди, у которых в распоряжении есть то, чего нет даже в вашей воинской части: личные полигоны, автопарк, склады, оружие, в том числе и историческое, перспективные разработки и связи с заводами и конструкторами, огромные площади для работы – и всё это сертифицировано. Это состоятельные люди. Они позволяют себе проведение турниров Российского и мирового масштабов. Они вообще много себе позволяют. Это мастера. Сегодня, некоторые ведомства, институты и Академии, обязаны наличием работающих методик именно им.
Я очень часто вижу инструкторов первого и второго типа. Приезжая на полигон, они даже не представляют, как работать с дальностями. Они могут только поставить в ряд мишени и нарабатывать «вскидочку» на точный выстрел в зону «А» с десяти метров. Это – верх маразма. Абсолютно мёртвый элемент. Это бедолаги, у которых нет своей материальной базы: нет полигонов, складов с оружием и боеприпасами, мишенного оборудования. Это люди с постоянно протянутой рукой. Они крикливые, шумные и очень опасные. У них ничего нет кроме кошмарного финансового голода.
Это как олимпиада клоунов – даже если ты самый «спецназистый», – ты всё равно клоун.
Среди них есть люди, которые разбирают ПМ за секунду. Есть те, кто может назвать любое имя наоборот, тоже за секунду. Есть те, кто может выстрелить в мишень, перепрыгнув через письменный стол. Короче, умеют все то, чем на трезвую голову заниматься как-то неловко.
Третье. Метод обучения только один: «Делай как я».
Делай, как я рассказал, делай, как мы стреляли на чемпионате мира, как мы придумали – это бред.
Если приехавший инструктор не в состоянии стрелять мастерски в том сегменте, в котором преподаёт – это инструктор первых двух типов.
Четвёртое. Это универсальность.
Хороший огневик – он по определению хороший тактик. Хорошо владеющий пистолетом обязательно хорошо владеет автоматом и пулемётом. Если к вам прибыл отличный пистолетчик, который посредственно стреляет из автомата, значит, ему и из пистолета стрелять не надо. Согласитесь, что не может стрелок, который понимает как работает пулемёт, его специфику и особенности, не понимать что такое тактика – так не бывает. Слово «пулемёт», оно само по себе уже «пахнет» тактикой.
Пятое. Это стратегическое и тактическое мышление инструктора. Кроме проблем с выездом на полигон, подразделения сталкиваются с плохим обеспечением вооружением и боеприпасами, с проблемами списания оружия. В подавляющем большинстве случаев в этом виноваты сами подразделения. Инструктор должен уметь подсказать правила и порядок этой работы. План подготовки на год, месяц, день, три года – это должно быть уже в голове, а не на бумажке.
Проверить состояние вооружения, условия хранение и списания – это умеет инструктор. Это те самые вещи, которые вам не расскажет ни один чемпион и от которых зависит во много раз больше, чем от умения извлекать пистолет. Это может знать только тот, кто занимался этим, сам решал эти проблемы и знает порядок их решения.
Шестое. Это строгий контроль «трюкачества» или «словесного поноса». Первый признак беды, это когда приехавшие инструктора апеллируют к несуществующим авторитетам, например: «Все так стреляют…», «Опыт бойцов подразделений антитеррора…», «Весь спецназ так экипирован…», это так же, признак методической скупости. Как показала практика, подобная форма общения обусловливает очень плохое содержание. Инструктор может отвечать только за себя, за свои разработанные методические рекомендации, которые были утверждены установленным порядком, за свой интеллектуальный труд. Именно поэтому он инструктор, а не потому, что он знает наизусть все тематические ролики из интернета.
Чтобы сориентироваться в мире тактических новинок, достаточно пригласить за «бесплатно» любого среднего страйкболиста – инструктор не нужен.
Всякого рода выражения, фразы и аксиомы про «дух победы» и выстрелы в голову, должны стразу расшифровываться и быть понятны. Запутать сложными фразеологизмами и удивить – это дёшево.
Лечится это просто. Одним вопросом: «Где ваши методики?».
Слово методика я не стану раскрывать. Здесь всё понятно – методическая работа может вестись только внутри ведомства, так как зависит от целей, задач и проблематики. Кто решает наши ведомственные задачи? Конечно мы. Этот вопрос, он сам по себе отметает все существующие на сегодня «центры», «группы» и «учителей» вне ведомства и их методики. Вообще, слово «методика» уже как-то затаскали. Хотелось бы напомнить, что подготовить и утвердить методику, алгоритм или технологию в любой науке – это высший пилотаж.
Уважаемые коллеги, у слова «методика», очень серьёзное содержание, подчинённое научной логике, определяемое методологией, это не план занятий, нельзя путать эти понятия. Нет смысла приводить какие-то переводы с латыни или с греческого. Конкретно – научная методология и определит методики и методы, с помощью которых будут достигнуты конкретные результаты, которые решат определённые задачи с определённой целью при изучении предмета или при решении проблемы. А что это за проблемы? Откуда приехавший инструктор знает о наших проблемах? Но всё это обретает форму только тогда, когда рассеивается туман «агрессивных стоечек» и «хватов для разворотистости».
Такие «инструктора» уезжают, оставляя после себя то, за что любая контрольно ревизионная инспекция (КРИ), извините, просто разорвёт на части и командира и его заместителей. Вот вам пример того, о чём вам не расскажет ни один «гуру».
После очередного семинара, проникнувшись идеями дополнительных прицельных приспособлений, стрелок просто демонтирует прицельные приспособления со своего АК и устанавливает нештатные – купленные через интернет у вероятного противника, плюс коллиматор, который прошит под баллистику совершенно иного боеприпаса.
В иллюзорной жизни невротика, автомат начинает выглядеть очень круто. В реальной жизни дефект прицельной планки сразу переводит автомат в самую последнюю категорию – категорию учебного оружия или оно просто списывается на уничтожение.
Это прописано в приказах. При проверке оказывается, что прицельные приспособления были демонтированы с автомата первой категории потому, что он используется. Это называется – умышленная порча вооружения – это статья.
Это даже не скругление углов нарезов или люфты ствольной коробки – это отсутствие прицельных приспособлений.
К сожалению, есть уже офицеры, уволенные за подобные фокусы. Это ещё называется «не боевая потеря».
Ну и второй момент, относящийся к нашему разговору – это вопросы тактики, которые следовало изучать в военных училищах. Следует знать, что на некоторых участках местности, при ведении боевых действий, возможны подрывы ранцевых ядерных зарядов, которые выжигают все полупроводниковые приборы на определённой площади. А доставленный к цели монозаряд «Воеводы», она же «Сатана», она же SS 19, выводит из строя полностью, всю электронику на всём континенте…
И весь спецназ дружно переходит на «механику», «пары шагов», «карту без компаса» и к тому же остаётся без связи. Те же заряды могут быть доставлены к адресату «Гиацинтами» или «Точками». Не стоит уповать на то, что весьма призрачно.
Смотреть в восхищением как используется ИК подсветка в войне против пуштунов и талибов, у которых только старые АК, это как-то даже не прилично. В реальной жизни, когда включается ИК подсветка в войне с нормальным противником, пластиковая каска пустынного окраса разлетается на части.
Есть подразделения, предназначенные для прорыва линии обороны. Есть те, кто заточен под уничтожение малозащищенных, подвижных целей, представляющих собой стратегически значимые цели – это спецназ. Есть подразделения разведки Генерального Штаба. У каждых из них, будут свои задачи, своё вооружение и свои инструктора. Отсюда седьмое правило.
Седьмое. И самое главное. Инструктор должен быть способен встать в строй при выполнении боевой задачи. Если этого нет – остальное не имеет значения.

Ashampoo_Snap_2013.12.12_21h14m03s_001_
Выстрелы совсем не по «Курсу стрельб» – по жизни. В руках у бойца «Вектор» – кошмарный сон любого спортсмена, но высокий импульс боеприпаса – это надёжное поражение живых целей как «в упор», так и на дистанции до 200 м

Как видите, ни под один из перечисленных мною пунктов, гражданские «секретные» убиваторы не подходят. Тогда что они у вас делают? Что вы у них покупаете? На что вы тратите государственные деньги? И чего вы достигаете в итоге, кроме разочарования и удивления?
Я скажу.
Это ещё стыд и обида за то, что вас в очередной раз обманули.
За всю свою службу, ещё ни разу не встретил подразделения, которое бы повысило эффективность своего огня после очередного коммерческого семинара. Наверное, уже и не встречу. Глаза командиров частей, оскоплённых подобными инструкторскими выходками, приобретают выражение униженных и отчаявшихся людей.
Командирам следует помнить, что гражданский инструктор – это человек, который рассказывает, как бы он воевал, если бы мог. Неудачники различных родов войск, ушедшие из-за «непонимания», так же не несут в себе ничего кроме застарелых лейтенантских комплексов. Щенячий трепет перед теми, кто остался и не ушёл, когда было трудно или страшно, у них сохраняется навсегда, и чтобы его побороть они очень часто бывают псевдо агрессивны. Это выражается в картинной манере подачи материала, трюкачестве и необоснованной критике. Родными они нам никогда не станут. Они не смогут посидеть в наших коллективах за пивом, просто поговорить или проникнуться проблемами.
Проведя аналогию, скажу, что есть спортсмен, который реализует свои амбиции и получает удовольствие от того, что делает. Есть те, кто сидят на трибуне – им остаются только радость и аплодисменты. Зритель – это категория обманутых, потому что в обществе нет потребности в спортивных зрелищах. Никто ведь не ходит в ресторан смотреть, как другие едят. А инструкторы, которые навязывают себя спецназам – это новая и самая удивительная категория.
Это люди, которые пытаются обмануть зрителя, доказывая, что достижения спортсмена, – это, прежде всего, их достижения, и пытаются заскочить на пьедестал для награждения переодевшись в атлета, пока тот в душе смывает пот. Спортсмен улыбается – зритель хохочет.
Так как же выйти перед подразделением для проведения занятий, что сказать бойцам? Решать вам!
___________________

камраду berserk711 поклон и уважение за труд


Tags: заметки на полях, огнестрел
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments