glockmeister (glockmeister) wrote,
glockmeister
glockmeister

питерское

Напомним, Николай Мирошкин, находясь за рулем своей 'Хонды Аккорд' с номерами Е777МС178, 15 апреля на проспекте Руставели на скорости 175 километров в час сбил троих пешеходов. Бабушка и внук, ученик 6 класса, скончались на месте, еще одна женщина получила тяжелые травмы. Возбужденное на следующий день уголовное дело расследовалось полгода, и до октября 2012 года считалось, что Мирошкин совершил наезд, будучи трезвым, об этом говорил акт медицинского освидетельствования, составленный в экспертном отделе наркодиспансера на Боровой улице, дом 26. Только 2 октября следователи сообщили, что этот акт - результат подлога, который совершили медики диспансера, получив взятку от коллег Мирошкина Лобжанидзе и Купкина. В отношении полицейских и медиков было возбуждено дело о взятке.

Защита Мирошкина в новых обстоятельствах пошла на полное признание вины, возмещение ущерба пострадавшей в ДТП женщине и родственникам погибших. Результат - особый порядок, ходатайства потерпевших об освобождении Мирошкина от уголовной ответственности и три года колонии-поселения в приговоре. Дело о взятке и подлоге расследовалось ещё дольше. Несмотря на то, что все подследственные дали признательные показания, дело поступило в суд только в мае 2013 года. Взятые под стражу Лобжанидзе и Купкин через два месяца были выпущены из СИЗО. Потом заболела одна из подсудимых, затем судья ушел в отпуск, и заседание состоялось только 23 августа.


Кроме судьи Дондика с помощником и секретарем, в полупустом зале присутствовали государственный обвинитель, четверо подсудимых и четверо их адвокатов. Прокурор, почти не сбиваясь, прочитал заключение. По мнению обвинения, с которым согласились подсудимые, полицейский Лобжанидзе, 'руководствуясь ложно понятым чувством товарищества' по отношению к Мирошкину и достоверно зная, что тот был изрядно нетрезв за рулем, когда сбивал пешеходов, решил обеспечить ему результат медицинского освидетельствования, говорящий об обратном. Для этого он договорился с Купкиным, который был заведомо трезв, что тот пройдет процедуру вместо пьяного оперативника. На взятку врачам скинулись, Купкин дал 4 тысячи рублей, Лобжанидзе - 3 тысячи, он же договорился с врачом Еленой Чирцовой. Врач, тоже достоверно зная, что Мирошкин был пьян, вместо него обследовала трезвого Купкина, а полученными 7 тысячами поделилась с фельдшером Еленой Ботвинник, выделив ей 2 тысячи рублей.

Обстановка в зале была милой и непринужденной. Некоторая серьезность появилась, когда суд начал опрашивать подсудимых о том, признают ли вину и поддерживают ли ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке. 'Признаю, поддерживаю, раскаиваюсь', - Арчил Лобжанидзе, который отвечал первым, не скрывал улыбки. Наверное, зря. Судья Дондик уточнил у довольного подсудимого, действительно ли он осознал, что совершил тяжкое преступление, и поинтересовался, хватило ли ему двух месяцев в предварительном заключении, чтобы осознать. Лобжанидзе сразу же осознал. Улыбок до оглашения приговора ни на одном лице больше не было. Суд перешел к изучению личности подсудимых.

Изучение длилось около 10 минут и заключалось в перелистывании материалов дела с очень кратким изложением содержания. Из характеристик выяснилось, что люди они неплохие. Полицейские Арчил Лобжанидзе и Александр Купкин своим руководством оценивались 'в целом положительно' (характеристики суд не зачитал), и ранее судимости не имели. Врач Чирцова и фельдшер Ботвинник тоже не имели в прошлом приговоров, что было отмечено как факт положительный. Правда, выяснилось, что на врача-эксперта наркологического центра Чирцову ранее накладывалось дисциплинарное взыскание (замечание) за нахождение на рабочем месте в нетрезвом виде. Ещё большее удивление вызвал тот факт, что врач Чирцова сама находилась на учете в наркологическом диспансере ввиду 'зависимости от алкоголя'. Но наличие родителей-инвалидов и несовершеннолетнего ребенка, видимо, уравновешивало некрасивые факты биографии. Что касается фельдшера Ботвинник, то к ней её руководство совершенно точно претензий не имело, более того, после совершения преступления она продвинулась по службе: была фельдшером, стала старшим фельдшером.

Когда настало время высказаться о мере наказания, оказалось, что обвинение и защита все же имеют различное мнение по некоторым вопросам. Представитель прокуратуры попросил назначить наказание в виде условного лишения свободы: полицейским - на 6 лет, врачу - на 4,5 года, фельдшеру - на 3,5 года. Кроме того, бывшие полицейские, по мнению гособвинителя, должны подвергнуться штрафу в шестидесятикратном размере взятки, а медики - в сорокакратном, и лишены права заниматься соответственно правоохранительной и медицинской деятельностью. Защита подсудимых, в свою очередь, против упоминания слов 'лишение свободы', пусть и в условном варианте, активно возражала, опасаясь, что такая строка в биографии помешает их подзащитным найти достойную работу и обеспечивать семьи.

Выслушав всех, судья удалился на постановление приговора, который был оглашен через два часа. Победила точка зрения защиты. Суд счел возможным ограничиться штрафами, причем Лобжанидзе и Купкину, которые успели по два месяца провести под арестом, присужденные размеры штрафов были снижены.

Арчил Лобжанидзе был признан виновным в даче взятки и пособничестве в служебном подлоге, окончательный размер наказания - штраф 400 тысяч рублей и запрет на службу в органах внутренних дел на 3 года, Александр Купкин, виновный в тех же деяниях, приговорен к 395 тысячам рублей штрафа и запрету на службу в органах правопорядка на 3 года.

Врач Чирцова, виновная в получении взятки и должностном подлоге, выплатит 320 тысяч рублей штрафа, а совершившая пособничество во взятке и подлоге фельдшер Ботвинник - 285 тысяч рублей штрафа. Кроме того, медикам объявлен запрет на профессию на 3 года. Запомнившие реакцию судьи на чрезмерное веселье в зале, четверо подсудимых встретили приговор сдержанно, и позволили себе улыбки, только покинув храм Фемиды. Общаться с журналистом желания не высказали. Единственный комментарий: 'Очень хороший судья'.

Очевидно, что стороной защиты приговор обжалован не будет. Примет ли какие-нибудь шаги представитель гособвинения, пока неизвестно, прокурор на оглашение приговора просто не пришел.

Что касается Николая Мирошкина, из 'ложно понимаемого чувства товарищества' к которому полицейские склонили медиков к коррупции, то 'Фонтанка' с некоторым удивлением узнала, что он продолжает находиться в местах лишения свободы, несмотря на то, что в конце весны подошел срок, начиная с которого он может рассчитывать на условно-досрочное освобождение. Как выяснилось, несмотря на полностью возмещенный ущерб и единогласную просьбу потерпевших освободить его от ответственности, Мирошкин не просто получил три года колонии-поселения, но и, в отличие от большинства осужденных петербуржцев, отбывающих такое наказание в пригородных колониях, уехал далеко. Как выяснила 'Фонтанка', Николай Мирошкин по воле ФСИН оказался в одном из небольших городков Республики Коми, где получил важную должность кочегара, которая его и подвела. Как рассказал наш собеседник, наступает отопительный сезон, и зимой в колонии на Севере без кочегара нельзя, так что местному адвокату мягко посоветовали не выходить в суд с ходатайством об УДО. Пообещав взамен поддержку просьбы об условно-досрочном весной. Как только потеплеет.

Денис Коротков, 'Фонтанка.ру

http://www.fontanka.ru/2013/08/23/139/
Tags: заметки на полях
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments