glockmeister (glockmeister) wrote,
glockmeister
glockmeister

Category:

Статья из журнала Оружие

РОНИН, инструктор по огневой подготовке
В последнее время в разных СМИ активно обсуждаются перемены в силовых ведомствах и в подходах к вопросам противодействия различным видам угроз нашему государству. Обсуждаются как принципы безопасности, так и способы их реализации. Часто можно слышать, что войны и конфликты будут другими, и роль солдата сводится к минимуму, так как технический прогресс позволяет побеждать дистанционно. Однако, наряду с этим, идёт активная дискуссия о качественно новом подходе к подготовке бойца, в первую очередь спецподразделений, а значит, и о его огневой подготовке. Действительно, войны, в которых задействованы огромные массы солдат и техники, прошли, и индивидуальная подготовка бойца требует новых подходов. Попробуем поговорить о том, что происходит сейчас в области огневой подготовки, и что нужно сделать для качественной подготовки сотрудников спецподразделений к огневому контакту.




ЧТО ПРОИЗОШЛО ЗА 10-15 ЛЕТ И ЧТО СЕЙЧАС ПРОИСХОДИТ В МИРЕ ОГНЕВОЙ ПОДГОТОВКИ? За последние 15 лет произошёл ряд событий, взаимосвязанных друг с другом и повлиявших на развитие огневой подготовки. Главными из них, безусловно, стали первая и вторая чеченские кампании, а также <грузинский> конфликт. Большое влияние на стрелковое дело оказывают и проводимые специальные контртеррористические операции в различных точках России и за рубежом. В итоге пришло понимание того, что необходимо обучать бойца не просто стрельбе, а готовности его к действиям в ходе активного огневого контакта в различных условиях. Конечно, это не привело сразу к изменениям в руководящих документах, структурах и головах больших начальников, но в специальных подразделениях, на уровне непосредственных участников и командиров тактического звена, начался интенсивный поиск что наибольшее развитие ПС получила среди тех, кто имел возможность пользоваться оружием и тренироваться, так сказать, на работе - среди сотрудников ФСО, групп <А>, <В> и некоторых других спецподразделений.
Наряду с вышесказанным, стоит отметить, что, в целом, огневая подготовка в специальных и штурмовых частях практически всех ведомств не стала более системной, технологичной и соответствующей требованиям времени. Я не говорю об остальных подразделениях в структуре МО, ВВ и МВД. Безусловно, есть большие сдвиги, есть желание и есть действия... но - системы нет.
ЧТО МЕШАЕТ ПРАВИЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ ОГНЕВОЙ ПОДГОТОВКИ?
В деле огневой подготовки есть несколько заблуждений. Главное - это отсутствие понимания, что же должен уметь боец конкретного подразделения, какими навыками он должен владеть, чтобы максимально быстро и точно выполнять возложенные на него задачи. Из-за этого не получается выстроить систему получения необходимых навыков, систему качественной, необходимой и насыщенной боевой подготовки. Именно поэтому мы сегодня наблюдаем шатание то к <секретным методикам ниндзя от стрельбы>, то к спортсменам, вплоть до олимпийских чемпионов. Первые предлагают умопомрачительные выкрутасы <боевой акробатики>, <качания маятников>, <кувырки> и <стрельбу интуицией>. Вторые, либо не понимают, что от них хотят, осознавая, что это не совсем их профиль (что бывает редко), либо заявляют, что способны спортивными навыками заменить боевую подготовку. Если говорить конкретнее, то в последнее время мы сталкиваемся с вакуумом как в головах руководителей, так и в системе подготовки, основанном на непонимании сути вопроса, и того, как и чему учить бойцов. В связи с этим прочно укоренилось ещё одно опасное ЗАБЛУЖДЕНИЕ, что некими любительскими или спортивными навыками можно подменить систему боевой подготовки.
Итак, на данный момент нет чёткого понимания, каким должен быть боец, чему его учить и кто это должен делать! Этого, увы, прежде всего, нет у современного командования, которое зачастую смотрит что и как делается за границей, формулируя задачи по тактике и военной технике в виде - <сделайте как там!!!>
Очередное заблуждение, бытующее в среде больших начальников - им кажется, что боевую подготовку можно подменить внедрением сторонних навыков (главное заполнить вакуум). Примером может служить, к сожалению, вышедший недавно <Курс стрельб ССО>, он представляет собой лишь сборник упражнений по ПС и не более того.
И ещё. Мы так и не научились учиться и усваивать свой, богатый, а порой и уникальный опыт прошедших лет, так чтобы не <готовиться к прошедшим войнам> и не вступать в очередной бой с уставами и инструкциями образца Великой Отечественной. Безусловно, в этом первоочерёдная вина бюрократов в форме, которым активная и насыщенная боевая подготовка в тягость. Воевать-то не им придётся, а тем, кому они не дают заниматься ратным делом. Кроме всего прочего, пробел в подготовке офицерского состава в 90-е привёл к тому, что сейчас те, кто должен учить, сами не знают и не могут разобраться чему и как это делать. Только самые деятельные из них обращают внимание на то, что происходит в боевой подготовке, но они ограничены непониманием <сверху> и незнанием <внутренним>. К слову, некоторые иностранные инструкторы, у которых приходилось учиться в начале 90-х, готовы сейчас приехать к нам для обучения, понимая количество опыта, <присутствующего на нашей территории>.
ЧТО СЕГОДНЯ ПРЕДЛАГАЕТСЯ В ВИДЕ БОЕВОЙ ПОДГОТОВКИ?
Давайте разберёмся, какие есть предложе+ния? Я бы разделил их на три основных группы, которые можно назвать системными.
1. Практическая Стрельба.
2. Метод Петрова.
3. Учебные центры и индивидуальные инструкторы.
Практическая Стрельба. Функционеры ПС РФ достаточно много сделали для популяризации ПС в нашей стране и развития этого спорта, за что им огромное спасибо. Вместе с тем выглядит довольно смелой (мягко говоря) и не профессиональной идея, предложенная ими всем силовым ведомствам о введении ПС в качестве методики огневой подготовки. Здесь придётся раскрыть некоторые детали. Начнём с того, что ПС в США была задумана как средство привлечения интереса <силовиков> к огневой подготовке, но не как система боевой подготовки. С годами, что было признано отцами-основателями ПС, Практическая Стрельба превратилась в спорт высоких достижений, далёкий от реалий жизни. Повторюсь - это не плохо.. .для спорта. Ни одна армия мира, в том числе и США, официально не приняла <на вооружение> ПС и не собирается этого делать. Мы же на данный момент имеем желание, благодаря некоторым <руководителям>, внедрить в боевые подразделения России американскую спортивную стрельбу. Тогда, простите, нужно и начать платить американцам.
Важно ещё и то, что системной методики подготовки стрелков в рамках Практической Стрельбы как таковой не существует! А что есть? Есть набор базовых технических эле+ментов, основными являются - хват и удержание оружия (положение рук), спортивная позиция для стрельбы (позиция комфорта), вскидка оружия (выведение на линию стрельбы), перенос оружия, замена магазина, стрельба в движении. Хочется отметить, что перечисленные приёмы не являются ноу-хау ПС, и были привнесены в неё в разное время, так сказать, из вне, и в последующим <заточены> под условия соревновательного использования. Это нормально и неизбежно, но... системы или методики подготовки как таковой нет. Это подтверждают гранды ПС, которые прямо заявляют о сугубо индивидуальном подходе к тренировочному процессу. Это тоже нормально... для спорта, но не соответствует требованиям боевых подразделений. Кроме всего прочего, какая бы ни была подготовка стрелка в ПС, она, за исключением освоения базовых элементов, имеет противоположное направление с боевой огневой подготовкой, по всем параметрам (об этом ниже). Я понимаю, что написанное вызовет негодование многих, но давайте попробуем быть разумными и честными. В мире оружия, ПС является чем-то похожим на соревнования Формулы-1 в мире авто, но заметьте - болиды не ездят по улицам городов (хотя некоторые узлы и агрегаты используются в массово выпускаемых автомобилях), а гонщики Ф-1 не берутся обучать экстремальному вождению.
ПС не соответствует требованиям боевой подготовки по следующим причинам:
1. Отсутствие системы подготовки, позволяющей применять её, как написано в уставах,- для подразделений, частей и соединений, т.е. готовить в сжатые сроки человека к войне, т. е. убивать и выживать. И что очень важно - в большинстве этот военнослужащий не имеет мотивации к такому обучению!
2. В процессе подготовки и во время соревнований по ПС, у стрелка (термин боец здесь не подходит) не происходит формирования принципов тактического преимущества, их понимания, использования, создания до, в ходе и после огневого контакта. Тот, кто думает, что это раздел исключительно тактики, глубоко заблуждается. Задачи по созданию и использованию тактического преимущества в ПС вообще отсутствуют-условия соревнований и брифинг (предварительные пояснения по методике выполнения упражнения и его <холостой проход> ), а также <виртуальные преграды> вместе с условиями стрельбы только из порта или других разрешённых мест, делают это не нужным.
3. В процессе подготовки и во время соревнований не происходит формирования принципов создания огневого преимущества. Не стоит это путать с навыком быстро и точно стрелять по мишеням в заранее определённой последовательности, хотя бы, потому что в ПС не учитывается возможность использования бойцом другого вооружения, спецсредств и групповые действия, возможный ответный и освоение методик огневого контакта. Приобретённый сотрудниками опыт в вопросах огневой подготовки, большая информированность, связанная, в том числе, и с развитием Интернета, привели к тому, что в спецподразделениях перестали серьёзно воспринимать разного рода сэнсеев, <ниндзя> и других <боевых хомячков>, якобы обладающих секретными и никому, кроме них, неведомыми методиками стрельбы. Стало приходить понимание, что огневая подготовка - это технология, которая строится на определённых законах и принципах, а также и меняется с изменением характера современной войны и техническим прогрессом.
Безусловно, нельзя не сказать о значительном развитии, за последние 10 лет, в России Практической Стрельбы, что не могло не повлиять на ситуацию в понимании возможностей стрелкового оружия. Для нашего разговора важно,...огонь из различного оружия, возможная защищённость цели средствами защиты и самого стрелка. Стрелок ПС один и в определённых, ограниченных условиях, с оружием и боеприпасами, определяемыми условиями соревнований. Понятно, что принципы тактического и огневого преимущества не должны рассматриваться самостоятельно.
4. ПС не вырабатывает навыки действий в условиях плохой видимости и в темноте, а также в неблагоприятных погодных условиях и рельефа.
5. ПС оставляет за своими рамками психо-физическую подготовку бойца. Если кто-то уверен, что подготовка к соревнованиям есть нечто подобное, то мне жаль этого человека! Я не видел соревнований после хотя бы двух суток переходов в горно-лесистой местности со всеми вытекающими.
6. В ПС не учитываются изменения технологий ведения боевых действий, как чисто технические (оптика и ПНВ, тепловизоры и локация, средства позиционирования, коммуникации и обмена данными, между разными огневыми средствами и участниками боя), так и тактические.
Главное же заключается в том, что стрельба в ПС начинается из исходного положения по сигналу таймера по заранее известным целям и условиям, а реальный огневой контакт - результат действий бойцов, которые они произвели ещё до первого выстрела в ходе <наблюдения-определения цели> и решение на открытие огня принимается самостоятельно или в составе коммуникации внутри группы. Навыки <наблюдения-определения цели>, а также <принятие решения на открытие огня и последующие действия>, в подавляющем большинстве случаев более важны, чем техника стрельбы (это подтвердят <работающие> сейчас спецы).
В мае этого года произошло событие, на которое стоит обратить пристальное внимание - Чемпионат Боевого раздела ПС в Санкт-Петербурге. По своему формату и идее - <Антиспорт>, он является безусловным шагом вперёд. Отсутствие заранее известных условий упражнений и брифинга, изменение мишеней в виде одетых людей, изменение фактора времени, групповая работа и работа в средствах защиты, безусловно, приблизило участников к боевой подготовке. Соревнования откровенно порадовали своим подходом, и в связи с этим возник ряд вопросов, которые уже озвучивались в среде спецподразделений:
1. Почему передовые спецподразделения, обладая средствами и возможностями, не организуют огневую подготовку так, как это было сделано на соревнованиях? Ведь в реальной обстановке наблюдение-обнаружение-идентификация являются наиболее важными навыками и должны отрабатываться постоянно!
2. Какое отношения соревнования в Санкт-Петербурге имели к Практической Стрельбе, как к спортивной дисциплине?
3. Являются ли данные соревнования отражением реальной боевой подготовки? Что происходит в штатных группах и подразделениях, а не в сборных командах энтузиастов???!!!!
Метод Петрова. А.Петрова можно назвать выходцем из ПС - он активно работал и тренировался в ПС, и многое в его методе заимствовано из неё. Его подход к огневой подготовке можно было бы назвать чуть более близким к реалиям жизни и требованиям БП, хотя и с большими оговорками. Ближе он хотя бы потому, что стрельба ведётся из оружия, применяемого в войсках, т.е. кроме АК и КС, это пулемёты и СВД в стандартной комплектации. Петров пропагандирует жёсткое удержание оружия и, как следствие, возможность ведения непрерывного огня из всех видов оружия. Лично для меня и специалистов, которых я знаю, остаётся без ответа вопрос - зачем постоянно стрелять очередями, тем более - зачем <стремительно> стрелять из СВД, а также - кто в бою даст время занимать <агрессивную позицию> и выходить из неё?
Вопросов к Петрову много, в том числе и тех, которые выше адресовались приверженцам ПС!
Обратимся к прессе и двум цитатам, которые принадлежат А. Петрову: <На основе системы <практической стрельбы> создана уникальная инновационная методика, главное в которой действительно гарантированное умение быстро и точно поражать нужную мишень> и <Но дело в том, что мы просто порвали все мировые каноны стрелковой подготовки>.
После этих высказываний, большое разочарование принесло знакомство с методичкой <Метод Петрова>, так как в ней нет и намёка на волнующие вопросы. В итоге получился сырой продукт о том, как стрелять упражнения ПС, используя метод удержания оружия, предложенный Петровым. И уж тем более этот <метод> никак не тянет на систему подготовки, да и на какой-либо новый метод удержания оружия. Думаю, спецы из многих подразделений и многих стран удивились бы тому, что, они сами того не зная, оказывается, давно стреляют по методу Петрова. При проведении занятий, приходится <бороться> с закрепощённостью тех, кто <учился> методу Петрова. <Метод Петрова>, как собрат ПС, страдает теми же болезнями, разница между ними заключается лишь к том, что в ПС чаще жмут на спусковой крючок и быстрее двигаются в заданных траекториях, а Петров крепче держит оружие и крепче стоит.
Центры и инструкторы. Одновременно с вышеописанным, на <рынке> присутствуют инструкторы и некоторые учебные центры, которые можно назвать обладающими неким системным подходом. Известных инструкторов, которые распространили свою деятельность дальше своего города, немного. Из тех, кто работает на просторах России и за рубежом, могу назвать И. Линдера (не нужно удивляться, он ездит и учит, вопрос чему?) и Марчина Косека. Оба проводили или проводят курсы на территории России с разной степенью пригодности для <военспецов>. Безусловно, хочется выделить Косека из-за того, что он проходил подготовку в Израиле и потому, что он действительно служил в подразделении спецназначения. Недостаточно только время, проведённое Косеком в России и, как следствие, сугубо показной характер курсов, которые он проводил. На обучение слушателей базовым навыкам времени у него почти не осталось.
Из учебных центров хочется выделить три - <Витязь> Московская обл., <Центр Мартынкжа> в Ростове и <Центр-Т> Москва. Оба первых центра занимаются реальным обучением как частных охранников, так и подразделений спецназначения на собственной базе. Безусловно, центр <Витязь> предоставляет более квалифицированных инструкторов и подготовку, благодаря тесным связям с ЦСН МВД и ФСБ, активному развитию и, конечно же, благодаря С.И.Лысюку, его энергии и организаторским способностям. <Центр-Т>, не имея собственной базы, обладает сильной и прогрессирующей командой инструкторов, что позволяет проводить качественную подготовку как в действующих спецподразделениях ФСБ, МО и ВВ, так и частных команд как в России, так и за рубежом. Безусловно, есть ещё много учебных центров и инструкторов разного уровня развития преподавания и мастерства.
Однако ни один центр или инструктор на данный момент не может предложить комплексную методику огневой подготовки, которая удовлетворила бы всех и прежде всего руководство силовыми ведомствами.
Во-первых, потому что почти все они имеют <собственные болезни>, в большинстве одинаковые.
Во-вторых, и это главное - никто не может предложить комплексную систему (именно систему!) огневой подготовки, которая могла бы обеспечить плановую подготовку довольно большого числа обучаемых к ведению активных боевых действий, в конкретные сроки. Это следствие ограничений развития частных учебных центров в нашей стране.
В-третьих, амбиции большинства тех, кто учит, не позволяют работать совместно, а порой и учиться друг у друга, т.е. развиваться.
В-четвёртых, как ни печально, многие предпочитают просто зарабатывать на жизнь, а не развивать систему боевой подготовки. И за это не стоит никого упрекать, такова жизнь.
ЧТО ДОЛЖНО БЫТЬ?
Давайте попробуем разобраться, что же должна собой представлять огневая подготовка в силовых ведомствах.
Прежде всего, придётся вспомнить, что было раньше. Огневая подготовка строилась на трёх столпах - Курсах стрельб и ОргМоб указаниях ведомств, и ... Строевом уставе. Конечно, были ещё и другие приказы и инструкции, но их значение было невелико. В итоге мы имели ситуацию, когда боец, едва выучив волшебное сочетание - <ровная мушка и плавный спуск>, выходил на рубеж и из положений Строевого устава <Оружие на ремень> и других, выполнял упражнения контрольных стрельб. Хорошо если этих упражнений было несколько и проводились стрельбы в составе подразделений, когда мы громили взводы, роты и батальоны потенциального противника и группы беретов всех расцветок. Всё перечисленное касалось практически всех подразделений, за исключением таких, как группы <А>, <В> и частей спецназначения, где присутствовало <творчество>. Я прекрасно понимаю, что сейчас услышу массу негодующих реплик в свой адрес, дескать, всё было круто, но давайте всё же оценивать ситуацию с позиции сегодняшних знаний, опыта и технологий. Я не стремлюсь очернить труд многих заслуженных и достойных офицеров и бойцов, наоборот - многие делали больше, чем могли, и чем нам разрешали, но стоит признать - мы многого не знали, и не могли, и многого нам не разрешали.
Итак, что нужно спецназу? Нужна гибкая, комплексная
система огневой подготовки, которая бы строилась на нескольких уровнях обучения, постоянно совершенствуемых методиках обучения, институте инструкторов по огневой подготовке и системой оценки бойца как индивидуально, так и в группе.
Уровни огневой подготовки. Любой человек, попадающий в любое подразделение, проходит базовый уровень огневой подготовки, который позволяет индивидуально и в составе малой группы участвовать в динамичном огневом контакте. Это индивидуальные навыки с <длинным> и <коротким> оружием (система может только меняться от вида войск) и основы групповых действий. Курс проходят все бойцы, независимо от специализации, чтобы в дальнейшем все понимали характер действий всего подразделения и могли участвовать в бою с любым оружием. Важным является выработка взаимодействия для работы, в последующем, с другими подразделениями. Сейчас же, у нас подразделения, даже расположенные на одной базе, имеют разные подходы в огневой подготовке, тактике и тактической коммуникации, и либо слабо понимают или не понимают вообще друг друга. Базовые курсы могут быть сведены по <специализации>, например: для пехотных подразделений и подразделений обеспечения всех родов войск; <штурмовиков>, это ВДВ и Морская пехота; для подразделений специального назначения и разведки. По моему мнению, в подразделения ЦСН ФСБ и ЦСН МВД, а также офицерские подразделения ГРУ ГШ МО, кандидаты не могут попадать <с улицы> или <из-за парты>, а только после определённого срока службы в войсках, где они и проходят базовые и другие курсы огневой подготовки.
После прохождения и освоения базового курса, боец проходит курсы по непосредственной специализации, а переходя в другие подразделения, курсы, свойственные специфике его деятельности.
Здесь необходимо сказать, что пришло время пересмотреть саму систему организации учебного процесса. На данный момент мы имеем дело с классно-урочной системой обучения, с периодической (объём знаний разбит на части и подаётся с определённым периодом - час, день, неделя) подачей материала, т.е. распределённым в течение всего учебного года.
В современных условиях такая система себя не оправдывает. Целесообразно перейти на сочетание курсовой системы подачи материала с периодическим повторением пройденного в ходе повседневных плановых занятий и учений. Так огневая подготовка базового курса должна проходить в течении 4-6 недель постоянных занятий по 8-10 ч в день. Она должна включать теоретические и практические занятия в классах и не менее 90% времени в тирах и на полигоне.
Практические занятия должны проводиться в стандартной экипировке бойца, необходимой для выполнения задач по его специфике, а не как сейчас в МО - все должны стрелять в бронежилете. Спецназ армии и разведка не ходят в броне, а подразделения контртеррора работают в броне чаще. Во всём необходима разумность и гибкость.
Методика. Метод обучения(от древнегреч. ... - путь) это процесс взаимодействия между преподавателями и учениками, в результате которого происходит передача и усвоение знаний, умений и навыков, предусмотренных содержанием обучения. Значит, методы огневой подготовки - это способы взаимодействия, практические действия преподавателя (инструктора или командира) и обучаемых, которые способствуют передаче, усвоению и использованию знаний, умений и навыков ведения огневого контакта, с учётом опыта и изменений принципов ведения боевых действий.
В данной формулировке есть все ответы на вопросы, о том, какими должны быть методики огневой подготовки, но попробуем уточнить. Методика огневой подготовки должна быть проста и построена:
1. На физиологии среднего человека.
2. На анализе реального опыта огневых контактов.
3. На целесообразности возможных действий в ходе ог+невого контакта.
4. На простоте подаваемого материала и восприятия.
5. На максимальной эффективности в достижении заданных уровней подготовленности.
6. На возможности освоения большим числом обучаемых.
7. На технологичности и гибкости в процессе эволюции боя и технических боевых средств.
Основным носителем методик и опыта должен быть инструктор! Он организует занятия по коллективно-индивидуальному принципу с командирами и подразделениями, он отслеживает развитие огневой подготовки, он является свидетелем или <ограниченным участником> боевых действий и учений, он проводит анализ и совершенствование методик на основе мирового опыта и подразделения и он сам развивается как инструктор-боец.
Инструктор - это профессионал системы боевой подготовки, осуществляющий организацию и обучение по своей специализации, в тесном взаимодействии с командирами и другими специалистами. В настоящее время остро ощущается потребность в инструкторе по обучению огневой подготовке и действиям в составе малой тактической группы, эти две составляющие боевой подготовки крайне важны и неотделимы друг от друга! Исходя из вышесказанного, инструкторов нельзя назначить или подготовить в училище. Институт инструкторов нужно создать, если мы хотим разумного развития в боевой подготовке.
Но как получить качественного инструктора? Мне кажется это должно быть сделано по примерно такой схеме:
1. Жёсткий отбор кандидатов из действующих офицеров, готовых и умеющих учиться и развиваться, а самое главное учить, прослуживших не менее двух лет на офицерских должностях и готовых <отдать службе> не менее 10 лет.
2. Подготовка кандидатов по программе- <инструктор огневой подготовки>, который начинается с <нуля>,т.е. с <базы>, в специализированных центрах, с системой отсеивания на всех этапах - качество важнее количества.
3. Разумная, повторяю - разумная система ротации.
4. Систематическая переподготовка и подтверждение квалификации.
5. Подчинение отделам боевой подготовки на ранг выше своего подразделения для отсутствия зависимости от ленивых и не профессиональных <отцов-командиров>.
6. Ответственность за конечный результат - боевую подготовку.
7. Достойное обеспечение со стороны государства-зарплата, квартира и существенные льготы после службы.
Повторю, инструктор - носитель методики огневой подготовки, его главной составляющей. Всё дело в нём! Например, с чем часто приходится сталкиваться при проведении занятий и тестирования в подразделениях - с непониманием разницы между <уметь> и <проходили>, <отработали> и <было занятие> и т.д. Знать и уметь - это огромная разница. И главный вопрос - как сделать так, чтобы инструктор умел и делал свою работу!
Организация и контроль. Сейчас, как никогда, необходимы новые курсы стрельб и инструкции по организации огневой подготовки. Необходимо снять лимиты на боеприпасы при проведении огневой подготовке, ввести комплекты оружия для тренировок и обязать службы РАВ повернуться лицом к потребностям бойцов в области огневой подготовки, а не вставлять палки в колёса.
Руководящие документы должны перестать быть балластом, претворяющим в жизнь принцип <как бы чего не вышло>. Курсы стрельб определяют организацию, меры безопасности и ответственных лиц, а также формы проведения занятий. В них обязательно необходимо включить такую форму, как <занятия с повышенным риском>, если, конечно, мы хотим научиться воевать.
По моему мнению, в курсе стрельб должно быть не менее 100 упражнений для каждого вида подразделения. Индивидуальные, специальные, в составе группы, в составе подразделения. При проведении занятий и курсов характер и порядок упражнений должен определять инструктор, исходя из тематики, обученности, метода достижения цели и т.д., т.е. путь в обучении выбирает инструктор. А на проверках проверяющий определяет упражнения Курса Стрельб, категории стреляющих или подразделения и... вперёд.
Материальная база. Главная проблема на данный момент заключается в том, что боец учится работать в знакомой обстановке с понятным или предсказуемым расположением целей, по заученным схемам и с задачей - выполнить упражнение. Это, конечно, происходит не везде, но в большинстве частей!!! Это непросто недостаточно, это губительно с позиции боевой подготовки. Необходимы новые полигоны и тиры, мобильные, управляемые комплекты мишенной обстановки (хотя бы простейшие), учебные боеприпасы. Необходимы другие подходы во взаимодействии в цепочке подразделение - система подготовки - обеспечение боевой подготовки. Пока что мы учимся воевать по условиям обеспечивающих структур, которые диктуют, как и что можно делать боевым подразделениям.
Сейчас мы находимся в ситуации, когда все говорящие о реформах, <современных угрозах> и <новом облике> забывают о тех, кто под их речи воюет и будет воевать. Всё больше сталкиваешься с мнением офицеров о глупости чиновников и бюрократов в погонах, о развале в умах и набухании личных карманов, с неверием в то, что силовая составляющая нужна стране. Хочется верить, что в верхах поймут - в ближайшее время мы будем воевать (извините за прямоту) и не ракетами стратегического назначения, а потом и кровью бойцов, вот крови и не хотелось бы, во всяком случае, НАШЕЙ. """""""

найдено вот здесь
http://forum.guns.ru/forummessage/116/1066254-0.html
________
Я постараюсь прокомментировать этот труд с намеком на эпичность по мере сил.
Мой комментарий не профессионален,т.к. я не являюсь профильным инструктором или стрелковым инструктором вообще. Все,что я делаю - это перекладываю свой спортивный и соревновательный опыт на практические рельсы.
Критика приветствуется - но только в том случае,если я буду знать человека лично, либо список его заслуг\успехов\спортивных достижений будет известен.
Доморощенные ниндзи и терминаторы - проходите мимо. ничего интересного для вас тут нет.

Итак.
почитал
подумал
не понял в чем заключается новизна материала.
_____________________________
Автор - увы даже не идеалист.а фантазер.
Если бойца "учить огневой по 8-10 часов в день ежедневно,из которых 90% времени проводятся на стрельбище", то первым как ни странно не выдержит инструктор.
Опять же, если брать за основное оружие для обучение автомат, то 5-7 часовые тренировки с автоматом в руках ежедневно? Я бы на это посмотрел...
Тренировать бойца в экипировке... хорошо бы научить для начала просто стрелять,без всего. Сначала просто стрелять, потом стрелять в БЖ и каске и только потом в БЖ и каске и в составе подразделения.
Не раскрыт основной метод обучения - холощение. Обучаемый за эти 4-6 недель должен повторить каждый элемент,будь то вскидка\смена магазина\падение с оружием и тд. не менее 5000 раз и это не считая времени на стрельбы и чистку оружия.
Не до конца раскрыто обучение ведению автоматического огня. Здесь уже начинается индивидуализм и творчество - просто потому что автоматную очередь каждый человек воспринимает индивидуально. Контролирует ее тоже каждый по своему. Я знаю человека, который полировал навыки стрельбы очередью от бедра по песчаному валу, пытаясь понять не только возможность управления очередью\поражения цели, но и то,как ведет себя оружие при таких режимах огня.

Резюмируя - наработки на уровне центра, дагестанского центра, регионалов, про которых автор поминает в статье и тд - есть.
Свести их в объемный Курс стрельб с обилием контрольных упражнений тоже наверное можно. Но тут мы упираемся в специфику.
Есть специфика пулеметчика. есть специфика автоматчика. Имеется своя специфика работы с подствольником, как по развесовке автомата, так и по ведению огня.
И тут возникает простая и понятная идея - курсы стрельб должны быть просто разными, под руководством разных инструкторов, на разные дистанции и с разными задачами.
Потому что то,что хорошо для автоматчика,может быть категорически противопоказано пулеметчику.
Соответственно сам процесс обучения необходимо разделить на:
-изучение оружия,большие объемы холощения,выработка навыков стрельбы, настрел порядка 500 патронов\10 гранат на человека (необходимый минимум)
-специфика,тактика (автоматчик\пулеметчик\пистолетчик\ПП и тд) 500 патронов
-обучение стрельбе в составе группы -(очень большой объем холощения с моделированием разных сценариев\задач) 500 патронов\10 гранат

Итого:
1500 патронов на человека, и до 20 гранат(ручных или подствольных) соответственно.

Почему делается такой упор на гранаты? В ближнем бою это одна из основ,возможность получить тактическое преимущество.
Гранаты,как и любое оружие имеют свою специфику, как по времени работы запала, так и по осколочному полю.
Наработки по гранатам кстати встречаются у Абдулаева в "Позывной Кобра".


Tags: огнестрел
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments