December 13th, 2019

Stvolar
  • stvolar

Несчастливый "Кузя"

Гладя на все мытарства единственного российского авианосца, включая и едва не состоявшееся утопление вместе с плавдоком, и пожар 12 декабря сего года, невольно вспоминается песня из мультфильма про капитана Врунгеля. Та, что со словами "как вы яхту назовете - так она и поплывет". А Н.Г.Кузнецов, давший этому кораблю его текущее имя - человек весьма непростой и трагичной судьбы, достаточно заглянуть хотя бы в соответствующую статью в Википедии. Так что, возможно, помимо ремонта и модернизации, стоило бы и переименовать кораблик-то...

Ну а в том, что касается последнего происшествия с "Адмиралом Флота Советского Союза Кузнецовым", когда имело место, как говорят, попадание искры от сварочных работ в трюм с остатками мазута, в который раз убеждаюсь, что надлежащие выводы из исторических уроков в некоторых случаях просто не делаются. Хотя некоторые из этих уроков были преподаны ой как давно, как, в частности, нижеследующий аж 118-летней выдержки, приводимый согласно описанию В.В.Хромова из его монографии "Крейсер "Олег" и посвященный так и не завершенному строительству крейсера "Витязь" в 1900-1901 годах:

"21 апреля крейсер получил имя "Витязь". Несколько позже его причислили к 18-му флотскому экипажу. 23 мая 1901 г. в 10.30 глава морского ведомства великий князь Алексей Александрович собственноручно заложил закладную доску в кильсон (шп.78 - 79) на внутреннем дне. Присутствовавшим высокопоставленным особам были вручены памятные закладные дощечки. Никто не мог предположить, что уже через неделю на судьбе "Витязя" будет поставлен крест...

"Меня вдруг поразило, что над крышей деревянного эллинга, в котором шла сборка днищевого набора крейсера "Витязь", поднимались огромные языки пламени с клубами черного дыма, вырывавшимися через световые фонари на крыше", - эту картину увидел воспитанник второго курса Морского инженерного училища императора Николая I В.П.Костенко, проходивший практику на Адмиралтейских заводах. В пятницу 1 июня закончился двухчасовой обеденный перерыв, и сотни сборщиков потянулись на свои рабочие места в эллинг № 2, где на кильблоках из деревянного бруса стоял корпус крейсера 1 ранга "Витязь". Сборка корабля находилась в начальной стадии: смонтированы днищевые конструкции в районе машинных и котельных отделений, шла установка поясьев наружной обшивки и настила второго дна. Всего на стапеле было выставлено около 36 000 пудов металла. Вокруг возвышались строительные леса, соединенные многочисленными трапами. Все дерево обрабатывалось прямо на месте, щепа и стружки никем не убирались. Открытого огня на стапеле тоже хватало - каждая группа клепальщиков располагала нагревательным горном для заклепок. В общем, имелись все предпосылки для возникновения пожара.

Подручный сборщика 19-летний тверской крестьянин Степан Киселев занимался в отсеке второго дна в носовой части корпуса разметкой отверстий, когда один из листов настила снаружи закрепили болтами, временно замуровав рабочего в тесной железной клетке. В этот момент раскаленный кокс и горячие заклепки из опрокинувшегося горна попали на стружку, и штабель тонких хорошо высушенных досок, заготовленных для снятия шаблонов по месту, загорелся. Пламя стало быстро распространяться вверх на леса и конструкции эллинга. Рабочие в панике разбежались. Когда через 10 минут прибыла ближайшая к заводу коломенская пожарная часть, огонь, раздуваемый ветром с залива, бушевал на всем стапеле, угрожая ближайшим строениям. В городе был объявлен сбор всех пожарных частей и резерва, чего не случалось более 30 лет. Убедившись в тщетности попыток спасти "Витязь", все силы бросили на недопущение огня к эллингу № 1, где находился почти готовый к спуску корпус эскадренного броненосца "Орел", и складу угля, где его хранилось несколько миллионов пудов. Последние мастеровые, покинувшие горящий стапель крейсера, спасались вплавь по Неве. Вскоре эллинг рухнул. Огонь уже угрожал крейсерам "Паллада" и "Диана", стоявшим у островка в достройке, на их палубы сыпались искры и горящие головешки. Вытравив якорные канаты, крейсера оттянулись вниз по реке. Позднее их отвели к Балтийскому заводу на противоположный берег Невы.

Пожар локализовали только к пяти часам вечера. Удалось отстоять запасы каменного угля и не допустить распространения огня на завод Берда. Рухнувшая крыша эллинга накрыла конструкции крейсера, под которым продолжали гореть кильблоки. Кроме эллинга № 2, полностью сгорели корпусная мастерская, чертежная с документацией, канцелярия, бухгалтерия, плаз, запасы строевого леса, малый стапель с двумя баржами, жилые дома, а также провиантские склады военного ведомства и запасы Красного Креста, находившиеся за рукавом Фонтанки.

О восстановлении корпуса "Витязя" не могло быть и речи. Когда вскрыли отсек в днище крейсера, где работал С.Киселев, оттуда извлекли горстку пепла - все, что осталось от бедного парня, погибшего столь страшной смертью. Рабочие, не сумевшие помочь своему товарищу выбраться из закрытого со всех сторон отсека, взяли все расходы по захоронению на себя, отказавшись от предложения администрации. А в эллинге № 1 у борта спасенного броненосца "Орел" был отслужен благодарственный молебен.".

В общем, всей разницы, что тогда клепка и стружки, а сейчас - сварка и мазут... А так - ничего в богоспасаемом отечестве не меняется.

P.S. По обновленной информации на середину дня 13 декабря т.г. - воспламенились брошенные ремонтниками промасленная ветошь и стружки. Ну, что тут скажешь - все ближе и ближе к историческим аналогиям...

С уважением. Стволяр.