October 31st, 2019

Robogunner

Ну и название...

Североатлантический Альянс (НАТО) присвоил (https://www.facebook.com/Scramblemagazine/posts/3138509412842238) Су-57 кодовое наименование Felon («Преступник», «Уголовник» и аналогичное)

Технически, Felon — это любой, кто был осужден за серьезное преступление, но также можно перевести слово Felon, чтобы описать любого, кто, по вашему мнению, совершил что-то ужасное.

Ранее использовалось наименование Frazor. Использовалось оно в качестве временного рабочего названия для программ ПАК-ФА и прототипа Т-50, а не для серийного самолета Су-57.


P.S. Фрэнк, хватит жрать мои уведомления. На вторую почту тоже ничего не приходит!

На память

П. Балаев "Лохотрон "Мемориала"" (глава из черновика книги)
"Недавно я разговаривал со своим бывшим подчиненным, который у меня был главным инспектором отдела таможенных расследований. Человек свято верил в 600 тысяч расстрелянных и 600 тысяч посаженных на год и три месяца. Пока я не предложил ему прикинуть, смогла ли бы Федеральная таможенная служба России, в которой служат примерно 60 тысяч человек, в два раза больше, чем личный состав ГУГБ НКВД 37-го года, обеспечить возбуждение и рассмотрение за год 1 миллиона даже не уголовных, а дел об административных правонарушения. И человеку стало всё сразу ясно. В 2018 году ФТС России возбудила 143148 дел об административных правонарушениях. Это учитывая материально-техническое оснащение, очень и очень неплохое, оргтехникой и бланками, грамотность сотрудников, причем в результате не работы «шаляй-валяй», в результате очень напряженной работы. Так 143 тысячи – это совсем несложных административных дел. Это еще расстрелянных не надо было закапывать тайно. Если человек начинает думать своей головой, а не тем, что туда пропагандой втиснуто, то он сразу поймет – репрессирование за год миллиона человек структурой в 30 тысяч сотрудников – фантастика."
И вот еще:
"Уж такие мы, коммунисты, неверующие. Нам показывают охапки всяких документов о том, что кровавый тиран убил 650 тысяч человек ни за что, а мы требуем это «священное писание» подтвердить материальными данными: трупами."


Мне тоже жутко хочется отправить какого-нибудь Дудя и компанию в Охотское море искать пресловутые затопленные баржи с костями. При нынешнем развитии поисковой подводной техники - это должно быть просто, но несколько дороже, чем прокатиться по Колымскому тракту с понимающим лицом.
glock

КриминалЪ

19 из 38 оговоренных миллионов Одинцову передал бизнесмен с короткой фамилией Юнг. Ему очень не хочется отвечать по делу о выгоне за рубеж 700 миллионов рублей, что расследуется в Главном следственном управлении ГУ МВД, но еще крепче ему не хотелось отдавать кучу денег. Но анекдот этот не о Юнге.

Адвоката Одинцова волокли недолго – через Мойку да в кабинеты Следкома. Там еще испугать не успели, а он уже показал пальцем на товарища, с которым работал в транспортном надзоре.

Ему дали сделать звонок другу. Он и попросил подъехать к зданию СК заместителя Санкт-Петербургской транспортной прокуратуры Тимура Горного. Ему чуть за тридцать, младший советник юстиции, то есть майор, поэтому поверил, что Одинцов работает по какому-то делу, что было правдой. И подъехал мигом. Про него известно достаточно, главное же – он гордится, что в 2015 году получил бронзовый значок «Готов к труду и обороне».

Так около часа ночи 24 октября прокурор в свою очередь взял 19 миллионов и также зашел грустным в Следственный комитет.

Ему тоже паяльники никуда не засовывали, а он согласился нести сумку дальше.

Дальше 19 миллионов прокурор передал заму Следственного комитета по Приморскому району Алексею Шиманскому. Эта неприятность случилась к ночи четверга на Кирочной улице. Шиманскому чуть за тридцать, майор юстиции, и он мужественно пошел правильным путем госбезопасности.

С профессиональной позиции это было необычайно перспективно, но по-людски коллегу старались не комментировать.

Товарищ Шиманский передал эти же 19 миллионов на той же Кирочной очередному правоохранителю. На этот раз – оперативнику Управления по противодействию коррупции Кириллу Лисовому. Около девяти утра на него аппетитно накинулись оперативники отдела «М» ФСБ. Черт возьми, Лисовому оставалось метров четыреста до своего кабинета на улице Чайковского.

Кириллу немного за тридцать лет, он майор полиции, но эту палочку-выручалочку в 19 миллионов дальше не понес. Майор Лисовой в лоб так и заявил, мол, ему смешно разговаривать об этих глупостях.

Официально его непосредственному начальнику «потребительского» отдела майору Голубеву всыпят, но между строчек – завидуют. Ведь правильных парней себе подбирает. К тому же Лисовой прилично нападает в Ночной хоккейной лиге.

К вечеру пятницы, 25 октября, в Следственном комитете решили отпустить адвоката Одинцова и прокурора Горного. Они же, передавая 19 миллионов, выкупили подписку о невыезде. А вот следователя Шиманского закрыли в камеру. С одной стороны, это нехорошо, ну поступил он же как предыдущие двое. С другой – никто не сможет теперь сказать, что СК своих отмазывает.

После обеда, 26 октября, перед судьей один майор полиции Лисовой появится с гордо поднятой позицией имени 51-й статьи конституции. Не станет давать против себя показаний, а значит, и говорить за тех, кому понес бы. И его арестуют.

Если бы не он, то следующим бы стал кто-то из 2-го отдела Главного следственного управления полицейского главка, где нервничает то дело в отношении заявителя Юнга. Не исключено, что это сам следователь, майор юстиции по имени Игорь. Но при всей феерии его не побеспокоили – на него ничего нет.

К нему, как и к руководству ГСУ, придут из Управления собственной безопасности ГУ МВД в понедельник, 28 октября. И поведут всех на полиграф, руки за спину.

По впечатлению автора, первая цена была другая – миллионов 20. Но в пути взятка смогла подрасти до 39. Мораль: жадность порождает заявителя. О морально-волевых качествах наших силовиков противно и рассуждать.

Евгений Вышенков, «Фонтанка.ру»
https://www.fontanka.ru/2019/10/26/049/
---
прелесть какая

они шли к успеху
но не фартануло