December 23rd, 2016

glock

Все тайное когда-нибудь становится явным

В зал вошел бывший командир спецотряда быстрого реагирования (СОБР) ГУ МВД СЗФО Леонид Штельмах. Приземистую фигуру с играющими под полосатым джемпером мускулами рассматривали все, кроме триумвирата в клетке. Арестованные Виталий Быков, Александр Монастыршин и Иван Лозюк опустили головы, шелестя тетрадками с записями.

– Узнаете подсудимых? – спросили Штельмаха.

– Да, – опознание бывших шефов прошло по макушкам.

Приход Штельмаха до последнего держался в секрете даже от адвокатов, и торопливым перелистыванием Быков и компания то ли освежали память, то ли скрывали растерянность. Было непонятно.

Как неясна была и таинственность вокруг этого свидетеля. Даже единственного оставшегося на свободе зама Быкова, действующего генерала петербургского главка, не скрывали так тщательно. Ну, СОБР, ну, Штельмах.

И начал-то Штельмах – за упокой. В подчинении находились четырнадцать бойцов, его зарплата составляла 85 тысяч рублей в месяц, максимальная премия от Быкова составляла пятнадцать тысяч, но неприязни к арестантам не имеет. И вообще, ныне он пенсионер.

К маю 2014 года, когда Путин ликвидировал ГУ МВД СЗФО, десять бойцов Штельмаха находились в служебной командировке в Дагестане. Их надо было вызволять.
Collapse )