May 13th, 2012

glock

Нравы просвщенной Европы

Но проблема разумеется в Сталине и в сотнях тысяч якобы изнасилованных немок...
--------------
Оригинал взят у szhaman в И ведь слезливую киношку никто не снимет
"По свидетельству английского военного историка М.Кролла в Англии основную минную опасность в послевоенные годы представляли минные поля установленные самими англичанами на южном побережье в период 1940-43 годов. Их было около 2 тысяч и в сумме в них находилось около 350 тысяч мин. Вследствие того, что в панике 40-41 года мины устанавливались бессистемно, часто безграмотно и документации на них не велось, а также вследствие подвижности песка, установить точные границы полей и количество мин в каждом из них не представлялось возможным. Пришлось огораживать обширные пространства прибрежной полосы и вести поиск мин в основном грубыми методами - снятие слоя песка бульдозерами с последующим размыванием песка мощными гидрантами. Ввиду значительной опасности этих работ, к ним привлекали в основном, бежавших от Красной Армии участников антибольшевистской борьбы, с обещанием невыдачи их Советскому Союзу, а также пленных немцев. И все же за 1945-49 годы погибло около 155 и ранено около 55 английских деминеров. Количество погибших при этих работах военнопленных немцев и украинцев до сего времени не опубликовано.

Многочисленные требования Международного Красного Креста и резолюции ООН о недопустимости использования пленных для разминирования в соответствии с Женевской Конвенцией 1929 года отклонялись британской стороной на том основании, что в Конвенции нет прямого запрещения использовать военнопленных в разминировании, а есть лишь запрет на использование пленных на опасных работах, к которым Британия разминирование не относит. Принятие Женевской Конвенции 1949 года, прямо запретившей участие пленных в разминировании совпало с окончанием массового разминирования и вопрос отпал сам собой.

К концу 1949 года разминирование на британских берегах было закончено и лишь несколько сомнительных участков оставались закрытыми для доступа гражданским лицам до 1957 года.

Во Франции к разминированию было привлечено свыше 49 тыс немецких военнопленных и около 3 тыс. французов, сотрудничавших в период оккупации с нацистами. Условием освобождения из плена была полная очистка Франции от мин. При разминированиии по различным оценкам погибло от от 8 до 15% военнопленных. Однако, благодаря тому, что минированием на территории Франции в период войны занимался Вермахт и отчетная документация минных полей составлялась с немецкой аккуратностью и скрупулезностью, и тщательно сохранялась, то разминирование территории Франции было выполнено к концу 1946 года. Всякий разминированный участок принимали местные власти и владельцы земли. Они заставляли немецких пленных в плотных шеренгах проходить по очищенному участку и только после этого подписывали акт выполненных работ.

В Голландии первоначально разминированием занимались сами местные жители, как только фронт отодвинулся на восток. Неквалифицированность, примитивные методы приводили к несчастным случаям. По свидетельству М.Кролла голандцы потеряли погибшими 26 и ранеными 23 человека. После этого союзники приказали командующему 25-й немецкой армией выделить на разминирование инженерную бригаду "Draeger" в количестве 104 офицеров и 3244 солдат. Эта бригада за восемь месяцев, потеряв погибшими 179 и ранеными 384 человека, очистила от мин территорию Голландии, сняв 1мл.79 тыс.857 мин."
glock

Пояснения по закупкам иностранной техники

Оригинал взят у sergeantpro в Пояснения по закупкам иностранной техники
Оригинал взят у twower в Пояснения по закупкам иностранной техники
Дал Виктор Мураховский. К сожалению, группа, где размещена запись, закрытая, ссылки не будет:

*****

Попробую на примере Centauro и Freccia еще раз пояснить реальную диспозицию в ОПК и ВС и свое отношение к этим процессам. На протяжении крайних 20 лет наш ОПК постиг социально-экономический "голодомор", за исключением нескольких (на пальцах одной руки сосчитанных) экспортно-ориентированных предприятий. Их легко обнаружить в сети. В результате из примерно 3700 предприятий ОПК, имеющихся на территории РФ на 1991 год, на 2011 осталось 1759. Утрачены многие десятки научных школ и сотни технологий. Не все из них были передовыми, но, тем не менее, в условиях советской обособленности они были крайне важны. Затем настали другие времена, пришло понимание, что надо срочно спасать ОПК. Это "спасение" проходило волевыми методами вколачивания предприятий в холдинги (на сегодняшний день их 55) и зачастую приемами, весьма похожими на "рейдерство". На 2012 год процесс в основном завершен, хотя иногда случаются "выхлопы" вроде назначения в концерн "Созвездие" Беккиева или перехода под контроль ОСК "Северных верфей". Таковых отдельных эксцессов следует ждать и в дальнейшем.
До недавнего времени глобальные процессы в экономике слабо затрагивали алгоритмы заказов НИОКР, привычные для всех участников. Минобороны делало вид, что "платит", разработчики делали вид, что "разрабатывают". Почти вся техника, которую мы видим сегодня в войсках, на парадах, на выставках, разработана в советское время и зачастую предназначена для совсем иных типов конфликтов, иных армий, которые не актуальны на сегодняшний день и перспективу. Создание принципиально новых образцов было в прежних условиях принципиально невозможно, поскольку система заказов оставалась советской, инициативы предприятий (тем более - частных!) не предусматривала, а заказывающие органы Минобороны стремительно деградировали параллельно с ОПК. В результате наши разработчики во многом утратили связь с реальностью. В советское время эту связь обеспечивали подразделения научно-технической разведки ГРУ и КГБ, участие наших военнослужащих в конфликтах по всему миру. Сейчас эти каналы засохли. Мир радикально изменился. А наши разработчики продолжают вариться в привычном и удобном "булькании" отечественного болота, в которое превратилось наше некогда передовое научно-техническое сообщество. Это легко увидеть на международных выставках вооружений, где мы выглядим "старорежимным" оазисом. На этих выставках, при всей убогости отечественных экспозиций, нашими предприятиями наши же журналисты воспринимаются как разведчики (в лучшем случае) , а иностранные - точно как шпионы. И этот тезис - не шутка юмора. Традиции автаркии наших разработчиков в изменившихся условиях продолжают свято соблюдаться. В мире, помимо пары десятков ключевых выставок ВВТ, проходят десятки и сотни конференций, симпозиумов, других мероприятий по профильным темам, например: броня, баллистика, индивидуальная боевая экипировка, стрелковое оружие, средства связи и управления и т.д. Смею всех уверить, что на подавляющем большинстве из них наше присутствие привычно не ожидается. На таких мероприятиях собирается весь цвет мировых разработчиков по профильным темам, а наших там привычно нет. Пора понять, что традиционный слоган для наших предприятий "образец вооружения, не имеющий мировых аналогов" давно превратился в сетевой "мем", вызывающий всеобщее недоверие, а зачастую - гомерический "сетевой хохот".
В нашем Минобороны и ВПК наконец появились решительные люди, которые готовы расшевелить отечественное болото. Возможно, они не до конца осознают причины и следствия, но, по крайней мере они действуют. Надо понимать, что эти люди - не вредители, а вынужденные "ассенизаторы", разгребающие авгиевые конюшни застоя. Их беда в том, что их действия должным образом не разъясняются и не комментируется для общественности. По Италии есть договоренности руководства обеих сторон о целом пакете мероприятий, включая Ивеко, Чентауро, Фречиа, морскую артиллерию и другие компоненты. Аналогично по Франции, где контракт по "Мистраль" повлек череду связанных контактов по связи, АСУВ, СИБЭ и т.д. Идет работа с Германией, Финляндией, BAE Sys, GD, IMI и другими субъектами. За три дня такие вопросы не решаются. Нужно терпение, упорство и время. Но другого пути нет. Или мы равноправно (и с равной открытостью) интегрируемся в высокотехнологичный оружейный сектор, или нас забьют Китай и другие "партнеры" на рынках ВВТ "эконом-класса" и оружия "для бедных".