May 9th, 2011

glock

Умом Россию не понять...

но после прочтения подобных статей http://www.bg.ru/article/8681/
понимается очень даже неплохо.
___
переквалификация или закрытие уголовного дела следователями: $3 000–1 000 000

Твердых расценок на подобные услуги не существует. Все зависит от тяжести преступления, его резонансности, платежеспособности обвиняемого. Уголовный кодекс, в принципе, позволяет трактовать одно и то же преступление по совершенно разным статьям. Например, получение взятки можно перевести на более мягкое обвинение — мошенничество. Логика в данном случае простая: чиновник получил взятку под обещание что-то сделать, но его должность не позволяла выполнить это обещание, поэтому его действие можно трактовать как мошенничество. Для этого следователю достаточно доказать, что на своем посту чиновник просто не мог выполнить этих обещаний. А, например, достаточно серьезное обвинение «применение насилия против сотрудника правоохранительных органов» можно легко перевести на административное правонарушение — мол, хулиган споткнулся и, падая, задел того самого сотрудника. Закрыть можно практически любое дело, начиная с кражи и заканчивая убийством. Как показывает судебная хроника, за закрытие мелкого дела в Москве следователи просят $3 000–10 000. Переквалификация на менее тяжкое обвинение стоит от $10 000 до 20 000. Закрытие крупного дела — от $100 000 до 1 млн.

различные «услуги» прокурора: $5 000–5 000 000

Переквалифицировать уголовное дело через прокурора стоит от $10 000 до 200 000. Замотать дело, бесконечно возвращая на доследование, — от $100 000 до 300 000. Направить грозное предписание в адрес какого-либо руководителя — от $5 000. Уровень коррумпированности прокурора продемонстрировало дело Вячеслава Трофимова, ­зампрокурора Северного округа Москвы, ­которому в декабре был вынесен приговор. Он вымогал за закрытие уголовного дела о контрабанде $3 млн, хотя до этого уже успел получить 9 млн рублей, роскошный суперкар Bentley Continental GT стоимостью $180 000 и катер за $160 000».

признание наследником без экспертизы в суде общей юрисдикции: $2 000–5 000

цена апелляции в арбитражном суде: $20 000–25 000

выигрышное дело в кассационной инстанции арбитражного суда: $100 000

Ольга Дворянчикова, адвокат: «Все случаи я знаю со слов моих клиентов. Существуют люди, так называемые стряпчие, они говорят: у нас есть знакомый, который может освободить от ответственности. Стряпчими могут быть люди, которые носят в зале суда еду, или секретари. Причем секретари иногда просят взятки, просто предполагая результат дела. Чем выше судебная инстанция, тем больше задействовано посредников. До самих судей доходит 20–25% — большая часть остается посредникам.

За 12 лет работы я не слышала ни одного ­случая, чтобы судью привлекли к ответственности за взятку. Это самая скрытая преступность. Даже возбудить дело в отношении судей на практике невозможно благодаря особому статусу судьи, который определен в законе «О статусе судей» — причем его положения напрямую противоречат статье 19 Конституции РФ, где говорится, что перед законом и судом все равны, независимо от занимаемой должности».
___

Даже понятен весь тот ужас,который испытывает рядовой европеец при упоминании нашей славной родины.